Воскресенье
21.10.2018
21:39
 
Технический сайт о строительстве газопроводов и технадзоре теплогенераторных
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2018 » Январь » 27 » Сергей Кононенко: Россия имеет огромный потенциал в производстве нефтегазового оборудования
12:52
Сергей Кононенко: Россия имеет огромный потенциал в производстве нефтегазового оборудования
Москва. Импортозамещение в нефтегазовом комплексе — важнейшая государственная задача. Курирует данное направление министерство промышленности и торговли РФ, а в структуре министерства — департамент станкостроения и инвестиционного машиностроения. Корреспондент Агентства нефтегазовой информации задал несколько вопросов заместителю директора департамента Сергею Кононенко, ответственному за нефтегазовое и тяжелое машиностроение. Запись беседы публикуем ниже.

Сергей Юрьевич, насколько плачевно обстоит дело с импортозамещением в российском нефтегазовом комплексе? Все очень плохо?
Вокруг этого много домыслов. Одни специалисты излишне оптимистичны и уверяют, что вопросы импортозамещения в ближайшее время будут полностью решены. Другие пишут, что российская промышленность в своем теперешнем состоянии не способна производить качественную продукцию.
На самом деле ситуация отнюдь не так печальна. Например, оборудование для нефтегазодобычи у нас практически полностью российского производства. Станки-качалки делает «Уралтрансмаш», фонтанную арматуру — Воронежский механический завод, «Техновек», «Корвет», Зеленодольский завод, насосы для нефтедобычи — «Борец», «Алмаз», «НОВОМЕТ», «Алнас».
Неплохое положение и в сфере бурового оборудования, в которой работает целая группа российских компаний: «Уралмаш НГО Холдинг», «Машпром», «Волгабурмаш», «Ижнефтемаш» и многие другие. Прекрасную телеметрию для бурения производит НПО «Луч» в Новосибирске. Можно уверенно сказать, что многие проблемы в бурении и нефтегазодобыче на суше решаемы силами наших предприятий.
Непростая ситуация сложилась с оборудованием для переработки углеводородного сырья, что связано с практикой покупки технологий. В течение длительного времени наши компании не занимались развитием собственных технологий, предпочитая приобретать готовые на Западе. Причем это были технологии разных зарубежных компаний, что и спровоцировало многие сегодняшние проблемы.

Но это же технологии, а не оборудование…
Так закупка технологий неизбежно влечет за собой и закупку иностранного оборудования. Вообще, это серьезнейшая проблема, препятствующая импортозамещению в сфере нефтепереработки. Проекты по изготовлению технологических установок вторичной переработки нефти для российских НПЗ в основном реализуются зарубежными лицензиарами: Axens (Франция), UOP, ConocoPhilips, Chevron, Foster Wheeler (США) и другими. Материальное исполнение аппаратов, а также требования к материалам (в частности, катализаторам) закладываются исходя из возможностей зарубежных производителей оборудования и поставщиков материалов и комплектующих.
Лицензиары ведут так называемые вендерные листы, где заложены рекомендуемые производители оборудования и материалов, а это обычно иностранцы. Российские компании лицензиарам неизвестны и ими игнорируются. Не желая рисковать, западный лицензиар отказывается нести ответственность, если используется незнакомое российское оборудование, которое он не одобрил.
Западные нефтяные компании владеют технологиями нефтепереработки, а в России, несмотря на высокие цены на нефть, это направление в течение длительного времени не развивалось. Кстати, в СССР были разработки в сфере нефтепереработки, но у нас их не внедряли. Так что многие из них утекли за рубеж и потом вернулись к нам под видом иностранных.

Получается, что наша нефтепереработка на технологической игле у западных компаний?
К сожалению, такая тенденция существовала довольно долго, поэтому импортозамещение в переработке углеводородного сырья — один из приоритетов деятельности Минпромторга. Аналогия с иглой в данном случае довольно точна. Дело в том, что зарубежная машиностроительная продукция, поставляемая на НПЗ в рамках ремонтно-эксплуатационных нужд и сервисного обслуживания работающих технологических установок, стоит гораздо дороже. Это связано с маркетинговой политикой иностранных компаний: запасные части на эксплуатируемое оборудование отличаются многократным (в 7–10 раз) увеличением стоимости по сравнению с первичной поставкой. Да и сроки таких поставок достаточно длительны.

А делают ли вообще оборудование для НПЗ в России?
У российского производства оборудования для нефтепереработки хороший потенциал. Так, реакторное оборудование производят «Волгограднефтемаш», Ижорские заводы, «Уралхиммаш», «Дзержинскхиммаш», «Салаватнефтемаш», «Пензхиммаш», «Курганхиммаш».
Многие изготавливают и колонное оборудование, например, тамбовский завод «Комсомолец», «Петрозаводскмаш», «Уралтехнострой», «Энергомаш — Атоммаш». В производстве насосно-компрессорного оборудования лидируют «Казанькомпрессормаш», АО «ГМС Ливгидромаш»», «Димитровградхиммаш», «Пензкомпрессормаш», печного оборудования — «Алитер-Акси», «Пензхиммаш», «Эскорт», арматуры для НПЗ — «Пензтяжпромарматура», «Самараволгомаш», «Тяжпромарматура», Усть-Каменогорский арматурный завод, Благовещенский арматурный завод и другие. Кроме того, в России много изготовителей качественного емкостного оборудования, аппаратов воздушного охлаждения, центробежных насосов.

Как выявить наиболее эффективных производителей оборудования?
Только путем прямого опроса потребителей. Такой опрос нефтегазовых компаний регулярно проводится, в частности, по оборудованию для нефтепереработки. Публикуются и его итоги по основным товарным группам. Важно, чтобы здесь не было никаких специально отобранных жюри, а именно сами потребители давали производителям оценку на основе истории взаимодействия.
За рубежом используются известные системы FPAL (First Point Assessment), Achilles Information Limited, куда поставщики предоставляют основную информацию, в том числе данные о компании, производимой продукции, сервисных работах и деятельности в целом. В системе, что очень важно, есть и отзывы потребителей, информация об итогах выполнения поставщиками крупных контрактов. Все отображается в определенном структурированном формате. Для описания товаров и услуг используется классификатор с названиями и кодами.
По сути, это как бюро кредитных историй, где собрана основная информация, в которой нуждается потенциальный заказчик. Такие базы упрощают процесс дорогостоящей и длительной предварительной квалификации. Рынок становится более прозрачным, транспарентным, снижается уровень коррупции. Мы планируем заниматься созданием таких баз. Делать это необходимо в сотрудничестве с отраслевыми ассоциациями, прямо заинтересованными в том, чтобы очистить рынок от сомнительных фирм и оставить на нем только достойных поставщиков.

Но ведь нефтегазовые компании сами проводят предварительную квалификацию, у них есть собственные базы поставщиков…
Все так, но обмен информацией между ними не налажен. И это тоже проблема, которая требует решения. У любой нефтяной компании есть базы поставщиков: у «Транснефти» — свои, в структурах «Газпрома» — свои. На повестке дня — создание единого «бюро кредитных историй» производителей нефтегазового оборудования, где можно ознакомиться не только с их хвалебными самоотчетами и рекламой, но и с отзывами потребителей. Данная мера будет существенным вкладом в оздоровление рынка нефтегазового оборудования.
Удивляет, что нефтяные компании мало общаются между собой, не делятся информацией. Когда Минпромторг стал собирать их для обсуждения проблем импортозамещения, то превратился в важную площадку для обмена мнениями потребителей нефтегазового оборудования.

Насколько реально нефтегазовым компаниям договориться о каких-то единых требованиях к поставщикам?
Решать эту проблему следует в первую очередь отраслевым ассоциациям. Они должны разрабатывать требования, а также правила работы на рынке и согласовывать их со своими членами и потребителями.
На мой взгляд, пока потенциал многих ассоциаций, среди которых Союз нефтегазопромышленников, СРО «Нефтегазсервис», Ассоциация строителей газового и нефтяного комплексов, Союз производителей нефтегазового оборудования, Ассоциация арматуростроителей, Ассоциация производителей насосов, Ассоциация компрессорщиков и другие, в полной мере не используется. Им предстоит активизировать свою деятельность по выработке единых правил работы на рынке.
Необходимо отметить и роль Росстандарта, который координирует работу по созданию самых необходимых стандартов на нефтегазовое оборудование. На мой взгляд, чтобы эти стандарты применялись, не «легли под сукно, надо для их подготовки привлекать участников рынка — нефтегазовые и машиностроительные компании. Нефтяники и газовики должны признавать эти стандарты в качестве основных, а машиностроители придерживаться их при изготовлении оборудования. Поэтому, полагаю, было бы правильным и финансовое участие нефтяников и газовиков подготовке таких важных отраслевых документов…

Вы призываете пойти по пути Американского нефтяного института. Будет ли в России создан такой национальный институт нефти и газа?
Просмотров: 22 | Добавил: zeiradif1983 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
  • чертежи газопроводов
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz